Главная » ЭКОНОМИКА » Власти предложили для Крыма особый правовой режим для защиты от санкций

Власти предложили для Крыма особый правовой режим для защиты от санкций

Через семь лет после присоединения Крыма и начала санкций российские власти предложили для полуострова «особые правовые районы». Они призваны стимулировать инвестиции из других регионов, защитив их от санкций режимом анонимности

Фото: Константин Михальчевский / РИА Новости

Федеральные власти решили привлечь инвестиции в Крым, создав на полуострове «особые административные районы» (ОАР) в дополнение к действующей свободной экономической зоне (СЭЗ). Минэкономразвития России разработало законопроект о введении особого правового режима на территориях Республики Крым и Севастополя, главным преимуществом которого станет конфиденциальность инвесторов из других регионов России как способ защиты от западных санкций. Законопроект есть в распоряжении РБК, его подлинность подтвердил представитель министерства.

Ранее с подобными инициативами выступали крымские чиновники: так, в 2017 году глава Крыма Сергей Аксенов рассказывал в интервью РБК об обсуждении проекта офшорной зоны в Крыму с гарантией анонимности инвесторов.

Защита от санкций

В 2014 году США ввели в отношении Крыма практически полное торговое эмбарго и уполномочили себя вводить санкции против любых российских компаний, которые ведут бизнес на полуострове. На этом основании в санкционных списках оказались, например, финансовый холдинг «ИФД Капиталъ», крымский банк РНКБ и железнодорожный оператор «Гранд Сервис Экспресс». Евросоюз вводил аналогичные санкции против «Мостотреста» и других компаний, участвовавших в строительстве Керченского моста, крымского судостроительного завода «Залив» и т.д. При введении ограничительных мер американцы и европейцы опирались в основном на публичные сообщения и сведения российских государственных реестров.

Большинство российских федеральных компаний не выходят на крымский рынок, опасаясь санкций, которые отрежут компании от долларового фондирования и торговли с европейскими партнерами. Правительство России пытается компенсировать дефицит частных инвестиций в Крыму бюджетными вложениями (в частности, через ФЦП Крыма и Севастополя объемом более 1 трлн руб.), но чиновники Минэкономразвития признавались, что даже исполнению ФЦП мешают санкции, усложняя привлечение федеральных подрядчиков.

В самом законопроекте и пояснительной записке к нему (тоже есть у РБК) ничего не говорится про западные санкции, но предлагается режим конфиденциальности информации об инвесторе — участнике ОАР, который снижает риск их введения.

Особые административные районы будут привлекательными для российских компаний, которые уже попали под санкции или рискуют стать подсанкционными, в том числе из-за деятельности в Крыму, подтвердили РБК в пресс-службе Минэкономразвития. Ограничение доступа к данным поможет российскому бизнесу осуществлять инвестиционную деятельность в указанных регионах без опасения расширения санкционного списка и вне зависимости от региона их «прописки», указали в министерстве.

Детали особого режима

Особые административные районы в Крыму и Севастополе создаются «с учетом геополитического положения Республики Крым и города федерального значения Севастополя в целях ускорения их социально-экономического развития и формирования инвестиционно-привлекательной среды посредством реализации системно значимых инвестиционных проектов», следует из текста законопроекта.

  • ОАР будут действовать на всей территории Крыма и Севастополя, как и свободная экономическая зона, функционирующая с конца 2014 года.
  • Участниками ОАР могут стать российские компании, зарегистрированные в любом регионе, однако они не вправе иметь филиалы и представительства за пределами Крыма и обязаны вести бизнес исключительно на территории полуострова.
  • Резиденты ОАР должны будут заключить с правительствами Крыма и Севастополя договор об условиях деятельности в ОАР и предоставить инвестиционную декларацию, включая ТЭО инвестпроекта, количество планируемых рабочих мест и размер средней зарплаты работников, общий объем капвложений и ежегодный график их осуществления в первые три года.
  • Инвестиционные проекты в ОАР должны подразумевать не менее 150 млн руб. суммарных капиталовложений и должны быть связаны с развитием действующих и созданием новых производств, развитием транспортной и иной инфраструктуры, развитием туристской деятельности, санаторно-курортного лечения, организации отдыха граждан. Правительству России предоставляется право определить и другие виды деятельности, разрешенные на территории ОАР.
  • Российское правительство также может установить дополнительные требования к участнику ОАР, в том числе к наличию финансовых ресурсов для реализации инвестпроекта, оборудования и материальных ресурсов, а также «опыта работы» и деловой репутации.

Налоговые льготы плюс анонимность

Принципиальной особенностью специального правового режима в Крыму будет возможность для компаний совмещать статусы участника ОАР (с режимом анонимности) и СЭЗ. В таком случае инвестор сможет пользоваться льготными режимами налогообложения и обложения страховыми взносами, характерными для СЭЗ, и использовать другие преимущества СЭЗ, например получать земельные участки в аренду без торгов.

В настоящее время участниками СЭЗ в Крыму и Севастополе являются почти 1700 компаний и индивидуальных предпринимателей. Срок ее функционирования — до конца 2039 года. В обмен на реализацию инвестпроектов участники СЭЗ пользуются пониженными налогами (например, нулевым налогом на имущество в течение десяти лет), а самой востребованной льготой, по данным Минэкономразвития, является возможность пониженных тарифов страховых взносов (7,6%, в том числе 6% на пенсионное страхование). 18 января 2021 года правительство России расширило льготы по страховым взносам для крымской СЭЗ: были установлены коэффициенты, необходимые для определения размера льготы в зависимости от вида экономической деятельности участника, получившего этот статус после 1 января 2018 года. По данным Минэкономразвития, резиденты СЭЗ Крыма и Севастополя в 2015–2019 годах инвестировали в общей сложности 157 млрд руб.

«Несмотря на достаточно большой объем государственных денег, инвестированных в крымскую инфраструктуру за последние годы, уровень инвестиций в регионе остается относительно низким, учитывая недоинвестированность крымской экономики в период нахождения в составе Украины», — говорит управляющий директор группы рейтингов органов власти рейтингового агентства НКР Андрей Пискунов. В 2017–2019 годах 71% всех инвестиций в основной капитал в Республике Крым приходился на бюджетные средства (334 млрд из 470 млрд руб.), следует из данных Крымстата. Но Пискунов считает, что уровень льгот для инвесторов в Крым должен быть существенно выше по сравнению с прочими особыми налоговыми режимами — как компенсация за риск. «В данном случае инвестор несет повышенный риск — помимо работы в достаточно проблемном с инвестиционной точки зрения регионе (уровень развития инфраструктуры, логистика, узкий рынок, сезонность спроса, кадры, водоснабжение и т.д.), в случае потери анонимности инвестор рискует своим основным бизнесом, который может оказаться под санкциями», — рассуждает он.

Режим особых административных районов позволит привлечь новые инвестиции в регион с учетом сохранения возможности конфиденциальности информации, содержащейся в едином государственном реестре юридических лиц об участнике ОАР, сказала РБК сенатор от Крыма Ольга Ковитиди. Особые административные районы с режимом защиты информации об инвесторе — это новый, не известный действующему законодательству режим, отмечает заместитель руководителя направления «Правовое развитие» ЦСР Элеонора Витоль. По ее мнению, Минэкономразвития стремится согласовать новое регулирование с действующими специальными правовыми режимами, такими как СЭЗ и специальные административные районы в Приморье и Калининграде. При этом предусмотрено исключение дублирования преференций — «то, за что обычно критикуют новые преференциальные режимы», говорит Витоль.

Конфиденциальность недвижимости

Реагируя на западные санкции, правительство уже применяет режимы изъятия публичной информации о юрлицах в целях минимизации санкционных рисков. Так, в 2019 году правительство утвердило перечень сведений (например, о руководстве, активах, структуре собственности), которые банки и компании могут скрывать от публики, чтобы снизить потенциальный ущерб от санкций. Компании стали пользоваться этими возможностями. Например, свою отчетность засекретил крымский банк РНКБ. Помимо этого существуют и другие способы закрытия информации, например использование непубличного акционерного общества (АО), не раскрывающего своих участников. Так, крымский застройщик «Консоль-Строй», внесенный в санкционный список США, почти на 100% принадлежит АО «Шархинский карьер», чьи собственники в ЕГРЮЛ не раскрываются.

Новаторством предлагаемого регулирования будет ограничение публичного доступа не только к сведениям из ЕГРЮЛ, но и к данным Единого государственного реестра недвижимости (ЕГРН). Выписки из него предоставляет Росреестр (в 2020 году перешел из-под управления Минэкономразвития под контроль правительства). Доступ к сведениям ЕГРН об объектах недвижимости на территориях особых административных районов в Крыму и Севастополе ограничивается, говорится в законопроекте. Такие сведения будут предоставляться только органам власти, внебюджетных фондов, Центральному банку и судам.

Снижение прозрачности в отношении крымских инвесторов повышает коррупционные риски, считает директор французского отделения британской консалтинговой компании Aperio Intelligence Джордж Волошин. «Помимо очевидных вопросов о порядке выбора победителей контрактов необходимо учесть непрозрачность в предоставлении субсидий, налоговых поблажек и прочих материальных преимуществ за счет налогоплательщиков», — рассуждает он.

Волошин считает, что одного механизма обеспечения конфиденциальности инвесторов может быть недостаточно для стимулирования дополнительных инвестиций. «Наверняка потребуются какие-нибудь дополнительные госгарантии (федерального правительства) на случай, если информация об инвесторах все же станет публичной и они окажутся в зоне санкционного риска», — говорит он. Властям придется осуществлять жесткий контроль над любой циркулирующей информацией, но «в век высоких технологий избежать огласки или утечек практически невозможно», скептичен эксперт.

Источник

Оставить комментарий